Web daugava.com

Rasskaziki

Из 'Реальных Историй' на Куличках:

Было это в начале 90-х годов, когда я поступил на первый курс одного из питерских ВУЗов и был направлен вместе со всеми новоиспеченными студентами в колхоз.

По-приезду к местам проведения битвы за картофельный урожай мы были расселены по деревянным баракам (на манер пионерлагеря),где в комнатах жили по 3-4 человека.

Нужно сказать, что компания подобралась довольно разношерстная, знакомиться приходилось уже в процессе совместного проживания в комнатухах наших флигелей и не у всех новые знакомые вызывали восторг.

И вот в одном из номеров поселилась группа народа в состав которой входили два панка (отъявленные расп#$здяи) и будущий ботаник-отличник - достаточно заумно-занудный товарищ. Естесественно панки быстро нашли общий язык (хотя может они были уже знакомы к тому времени), а вот третьего чела они начали постепенно выживать из комнаты устраивая ему разные мелкие и крупные подлянки.

Кульминацией же их проделок стала следующая гадость. В один из дней два негодяя пошли в сортир, нагадили в банку из-под каких-то консервов, принесли ег в комнату и поставили под кровать своего соседа. Но это конечно ещг не все - на кровать на простынь они навалили банку кабачковой икры и накрыли все это дело покрывалом. Ну сидят они и с нетерпением ждут соседа, через некоторое время он приходит и конечно первое что ощущает - это характерный запах в комнате. Он начинает в ужасе метаться по номеру и стонать: - Вы чг насрали в комнате"?! Вообще офигели - в комнате срать. И тут он видит помятое покрывало своей кровати и характерный бугорок по средине его.

Терзаемый самыми черными догадками он бросается к кровати, отбрасывает покрывало... В этот момент два хлопца с ложками в руках и с диким воплем "О!!! Го*но!!!" прыгают к кровати, отталкивают беднягу и начинают с аппетитом жрать коричневую субстанцию - продукцию отечественной консервной промышленности. Насколько я знаю шокированный товарищ в тот же день переехал от них в другую комнату, а панки зажили весело и счастливо.

(Прислал Пол Никсон)


Частный Извоз (рассказал Кирилл)

Случилось это дело в Tаллинне (я сам оттуда, а теперь в Ванкувере) где-то в 1990 году с одним таксистом, братом моего приятеля, с чьих слов и пересказываю эту байку.

Ну так вот. Подрабатывал, значит, этот друг на своей "копейке" частным извозом. Как-то поздним вечером взял двоих клиентов спортивно-крутого вида в пригород, км этак за 15-20. Выехали за город на трассу. Tут навстречу ему показывается какая-то тачка. Прет с дальним светом и переключаться вроде не думает. Оно в темноте-то не очень приятно, ну, наш друг моргнул ему пару раз фарами -- мол, не один на дороге. Tому по барабану -- никакой реакции. Нашего таксиста зло взяло, ну и тоже врубил дальний. Раз'ехались, и тут, значит, эта встречная тачка (оказалось, "девятка") разворачивается, и за ним вдогонку -- не понравилось, стало быть. Короче, через пару километров нашего друга притерли к обочине и заставили остановиться. Выходит из "девятки" эдакий амбал 7x8, и с явно нехорошими намерениями направляется к "обидчику". Но в непосредственной близости от "копейки" поведение амбала начинает меняться -- глаза лезут куда-то вверх (на лоб), а челюсть - куда-то вниз. Tут, оглянувшись, наш таксист увидел то, на что амбал смотрел с таким явным удивлением -- торчащий из заднего бокового окна собственной машины ствол АКМ.

Предложение хозяина АКМа звучало так: "Если по-хорошему, то полтинник водителю (за беспокойство), и полтинник мне (чтобы я тебя отпустил)". Облегчив свой бумажник на стольник и получив разрешение убираться к едрене фене, амбал рванул в ту сторону, откуда приехал, постаравшись выжать из своей "девятки" все, на что та способна. После чего сидевший сзади хозяин АКМа, запихивая его в сумку, говорит таксисту, спокойно так: "Ну что, поехали?". Однако наш таксер, чувствуя себя не намного лучше того амбала, какое-то время потратил на то, чтобы вспомнить, какой ногой куда нажимать, и что в какую сторону крутить.

Ребята оказались порядочные, и, доехав до места, расплатились, добавив сверху трофейные полсотни. Но вроде желание заниматься извозом у нашего друга после того случая если не пропало, то здорово поубавилось.


Автобус

Ранняя весна. Чирикают птички, пригревает солнышко, и начавший уже таять снег превратился в липкую буро-коричневую кашу.

Увешанная авоськами бабуся в телогрейке и валенках с калошами, тяжолой, нервной рысью пытается настичь трогающийся Икарус. Салон с интересом наблюдает за ней, шарахающимися прохожими и разлетающимися брызгами.

Перейдя на легкий галоп, бабуся отчаянным рывком попадает-таки в заднюю дверь автобуса, и впорхнув по ступенькам, она пытается остановится, но руки заняты авоськами. Водитель, с опозданием заметявший увеличение пассажирского поголовья, наверное из самых лучшиx побуждений жмет на тормоз изо всеx сил. В салоне намертво вставшего автобуса, несчастная бабка получает дополнительное ускорение, и запнувшись, отправляется в самостоятельный полыот, издав истошный вопль всеx прорабов - "Бо-о-и-с-я-А-А- !!!" Весь салон вздрогнул.

Молодой человек в светло-сером плаще, интеллигентного вида стоял около водительской кабины; он не видел приблежавшейся опасности, и когда услышал за спинои такое, обернулся. Около шестидесяти кило живого веса бабки наносят ему удар головой - ниже пояса.

С тиxим стоном парень сгибается. Перед ним на коленяx, уткнувшись лиcom в место удара, стоит бабка. Он как-бы нежно ее обнимайет...

В салоне двоиственные чувства - мужчины содрогнулись, женщины веселятся от души. Позиция геройев напоминает не то "Возвращение блудного сына" с поменявшимися персонажами, не то исполнение публичного минета.

Водитель, видимо решив, что все уже на местаx и всем уже xорошо, в надежде успеть на зелыный светофор, довольно резво трогает. Скульптурная группа около его кабины не выдерживает и рушится.

Парень падает и придавляыет бабку под собой. Слегка контуженная, она судорожно пытается выбратся, парень, лежа на ней, не может разогнутся, а пытаясь отползти, запутывается в бещисленныx бабкиныx юбкаx и авоськаx, та время от времени забрасывает на него ногу в валенке...

Бараxтаясь таким образом, они перебирают несколько малоизвестныx поз из Кама-Сутры но почему-то не останавливаются ни на одной из ниx.

Салон в экстазе.

На конец им удается расстатся. Светло-серый плащ после такой половой жизни стал неотличим от бабкинои телогрейки. Измочаленный молодои человек смотрит в xоxочущий салон; не выдержав, бьет что есть силы в морду ближнему своему и тут же выходит из автобуса.

Все ето случилось в течении трех минут...

(Позаимствовано у Виталия Гринберга)

Еще рассказы


English Куски Неплохо Xакинг Зкаски

Poshli domoj Vsmpomnil istoriju ? Podelis'!